«Западу нужен не просто союзник, а игрок регионального масштаба, а этого масштаба сегодня в головах представителей официального Тбилиси не наблюдается»

2016-06-03 11:10:30
3130

Интервью с чеченским историком и со-редактором журнала «Caucasus Survey » Майрбеком Вачагаевым.

- Некоторые аналитики на фоне глобальных политических и экономических проблем России прогнозируют в перспективе ее выход из Кавказского региона. Насколько реально подобное развитие событий на Ваш взгляд?

- Считаю это маловероятным, даже при самых негативных прогнозах касательно России. Россия шла на Кавказ веками и ее уход также растянется на века, но даже при этом она будет присутствовать в регионе, как один из важных региональных игроков. Поспешный уход с Кавказа означал бы самый сильный удар по ее интересам, это было бы неравнозначно уходу Прибалтики, которую мало кто считал частью российской империи позднее в СССР. Кроме того, для Москвы уйти с Южного Кавказа — значит поставить под угрозу Северный Кавказ, где проблем у нее больше, чем по ту сторону Главного кавказского хребта. А рост исламского самосознания путем усилений течений, не признающих верховенство российских законов, делает проблему долгосрочной.

«Россия будет делать все, чтобы остаться на Кавказе главным игроком и что еще хуже, с этим согласны на Западе»

Мы говорим о регионе, который для российского общества болезненный: оно не приемлет себе равных, но в то же время не желает их удаления. Именно это отношение российского общества, которое презирает кавказцев, но считает Кавказ частью, на которую Россия вправе претендовать согласно исторической крови, пролитой ею в этом регионе, делает политику присутствия в нашем регионе не стратегической, а психологической. В стратегическом плане сегодня не XVIII, границам России даже гипотетически не угрожают Иран или Турция. А передача функций защиты южных окраин России кавказским государствам только бы облегчило России задачу. Но мы - все кавказцы, должны исходить из исторической практики, что в действиях Москвы не стоит искать прагматических решений, здесь больше места выделяется личностному отношению правящей персоны на тот или иной момент в истории России. Нынешняя власть в Кремле не является исключением из правил, она будет делать все, чтобы остаться в Кавказском регионе не просто партнером, а главным игроком, определяющим политику.

И что еще хуже, с этим согласны на Западе: они не оспаривают, что этот регион является зоной интересов России, хотя были бы не против, оттеснить Россию с Закавказья.

- Хочу спросить Вас о положении в Чечне, о взаимоотношениях Путина и Кадырова и о перспективах развития событий. На фоне нескольких стычек «Кадыровцев» с российскими военными появилось мнение, что в определенный момент Кадыров может повернуть события совсем не в то русло, которое определял Путин изначально. Что Вы думаете по данному поводу?

- Самое большое заблуждение западных исследователей заключается в том, что они в каждом действии ищут глубокий смысл. Касательно действий России в Чечне, первым делом, не стоит рассматривать этот субъект, как некое суверенное образование. В данном раскладе надо иметь ввиду, что нынешняя Чечня есть один из многочисленных субъектов России, где власть не избираемая, а назначаемая сувереном из Москвы. Здесь нет специфических, присущих региону или определяющих обычаи касательно других жителей России законов. Россия не приемлет федерализм, это унитарное государство, которое считает, что жители Чечни мало чем отличаются от жителей Казани, Саратова или Владивостока.

Это и приводит к стычкам, которые однако не стоит спешить воспринимать, как бунт и неповиновение. Рамзан Кадыров каждую неделю по несколько раз подчеркивает, что он «пехотинец», «воин» Путина, тем самым подчеркивая всю полноту власти и решимость принять то, что диктуется Москвой. Он не требует ослаблений в местных законах, наоборот, местный Парламент все мало-мальские отклонения привел в соответствие с Конституцией и законами России. Р. Кадыров не является самостоятельным политиком, именно по этой причине он не пытается создавать проблему, чтобы в Москве ее решили, пытаясь снизить накал напряжения между федеральной властью и субъектом федерации. Все, что я вижу, это не акты против Москвы, это не правильное понимание в Грозном понятия субъекта. В Кремле разъясняют, что есть прерогатива Москвы и ни разу Кадыров не имел намерения оспаривать это.

«Любые спекуляции, что Кадыров может выступить против Москвы, считаю необъективными. Пока все свидетельствует об обратном»

Другое дело, что мы все наблюдаем, как Москва создает личность, статус которого ставится намного выше республиканского или северокавказского региона. То есть, постоянные встречи с зарубежными деятелями, приезд в Чечню короля Иордании, наследственного принца Эмиратов, Саудовской Аравии, Малайзии и так далее, позволяет думать, что в перспективе ему может готовиться роль федерального политика. И об этом видимо сам Кадыров в курсе. Соответственно, любого рода спекуляции на тему того , что он может в перспективе выступить против тех, кто его ставил, я считаю необъективными. Пока все, что мы видим, свидетельствует как раз об обратном.

- Аналитики часто критикуют власти Грузии за их кавказскую политику, а некоторые говорят о ее отсутсвии, как таковой. Что Вы думаете по этому поводу и что является причиной такой политики властей – Российский фактор или не только он?

- Я согласен с теми, кто говорит об отсутствии политики у официального Тбилиси. Еще несколько лет назад у власти был свой, особый подход к региону. Может быть он не был идеален, но он все-таки был. Сегодня весь спектр политики Грузии сконцентрирован вокруг отмены виз с ЕС, становления частью НАТО и так далее - всего того, что не есть Кавказ. Это можно понять: потеряв часть своих территорий, Грузия стремится заиметь друзей в лице военных структур западных стран. В стратегическом отношении для отдаленного будущего это верно. Но страна живет сегодняшним днем и первым делом надо иметь план действий по отношению к своими соседям. При этом соседи - это не только Азербайджан и Армения, но и Северокавказский регион.

«Западу нужен не просто союзник, а игрок регионального масштаба, а этого масштаба сегодня в головах представителей официального Тбилиси не наблюдается»

Тбилиси имел реальную возможность, стать региональным центром за счет того, что включал в сферу своих интересов и народы Северного Кавказа. Все это было оборвано в последние несколько лет и центр притяжения северокавказцев начал перетекать в Баку. Академия наук Азербайджана стала притягательной силой для горцев Северного Кавказа, люди потянулись в Баку а не в Тбилиси. Никакой Запад не заменит Тбилиси поддержку горцев. С того момента, как Грузия отказалась от сближения с горцами Северного Кавказа, она стала менее сильной, менее авторитетной и для Запада. Ведь Западу нужен не просто союзник, у них их достаточно, им нужен игрок регионального масштаба. А этого масштаба сегодня в головах представителей официального Тбилиси мы как раз и не наблюдаем.

- Говоря о Северном Кавказе нельзя игнорировать стереотипы, которые бладодаря в том числе и российской пропаганде распространены в Грузии. Я имею ввиду, в частности, стереотип о связи северокавказцев с терроризмом, от которого до сих пор не могут освободиться живущие в Панкисском ущелье Грузии кистинцы и беженцы из Чечни. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Можно говорить и писать много о чеченцах. О них пишут веками и всегда в одном ключе: независим, грозен, лучше иметь в друзьях, чем во врагах и так далее. Чеченцам не привыкать, что о них пишут, и то, что пишут, их, мягко говоря, никогда не беспокоило. Для врагов они отчаянные враги, ради друзей готовы умереть, отношения чеченцев и грузин красочно воспел в своих стихах Важа-Пшавела. Трудно найти чеченский тейп, в котором не было бы грузина, бежавшего в Чечню от кровной мести и очеченившегося и давшего свое ответвление в чеченском тейпе. В старых горных селах по сегодняшний день вы найдете топонимы, связанные с грузинами, которые осели и стали чеченцами. Чеченцев с грузинами объединяет большее, чем разъединяет. В грузинской летописи «Картлис Цховреба» говорится, что на помощь грузинскому царю Саурмаг пришли его родные по матери чеченцы, в 2008 году Панкисские чеченцы ушли последними с поля боя. Со слов премьер-министра Грузии, они вынуждены были отдать приказ кистинцам, чтобы они отошли, так как сама армия уже отошла с позиций, а кистинцы отказывались покидать позиции. И одним из последних, кто отошел с фронта соприкосновения с российской армией был кистинец Умар Шишани ( Тархан Батирашвили) с другими жителями Панкиси. То есть для жителей Панкиси Грузия- это их Родина и они готовы за нее умереть. Даже чеченцы, входившие с русской армией в Цхинвал, первым делом брали под защиту грузин и помогали им выехать до Гори, и гарантировали им безопасность, если они пожелали остаться в своих домах. То есть те, кто пришел под российским флагом, не могли скрывать своих симпатий к грузинам. Эти бандиты в российской форме все равно по отношению к грузинам оставались первым делом чеченцами, а не россиянами. Именно по этой причине ни один грузинский беженец из региона не говорил, что его обидел, обворовал чеченец, хотя их туда ввели именно для этой цели. И будучи для самих чеченцев бандитами, никто не удивился бы, поступай они именно как мародеры. Но даже они понимали, куда их ввели и как следует вести себя с грузинами - то есть как с лучшими соседям. Но если ты и в такой ситуации остался человеком и понимал, что в отношении Грузии идет провокация, считаю, что это было показательно, как себя ведет Россия. И как должны вести себя соседи. И то, что чеченцы шли именно в Грузию, как беженцы, показатель того, кем считали грузин чеченцы.

Сегодня СМИ России вновь разыгрывают карту Панкиси, опять им там мерещатся террористы, иностранцы и так далее. С 2002 года говорить о наличии в Панкиси кого-либо, кто связан с терроризмом, абсурд и этому есть не сотни, а тысячи доказательств всех тех иностранцев, которые там работали и помогали ущелью с наплывом чеченских беженцев, бежавших не от хорошей жизни, а от бомб Путинского варианта российской демократии.

Панкиси - невероятный, удивительный регион. Его жители, будучи этническими чеченцами ( здесь только одно село уже осталось грузинским, а все остальные заселены этническими чеченцами — кистинцами и других национальностей в ущелье нет), в окружении христианской Грузии остались мусульманами и при этом, зная свою историческую Родину — Чечню, и кистинцы и даже беженцы из Чечни говорят, что Грузия их Родина. Сами грузины отмечают, что их грузинский куда лучше, чем тех, кто говорит на грузинском в Тбилиси. Они по факту не чеченцы Грузии, а грузинские чеченцы. Здесь все переплелось - чеченское с грузинским характером, бытом, смещением некоторых традиций и так далее.

«Все, что нужно Грузии, чтобы навсегда закрыть тему «террористов из Панкиси», это дать понять жителям ущелья, что они - не нацменьшинство, а часть Грузии»

Все, что нужно Грузии, чтобы раз и навсегда закрыть тему о каких-то террористах из Панкиси, это дать понять жителям этого ущелья, что они - составная и неотъемлемая часть Грузии, и что грузины все без исключения видят в них не чеченцев, но чеченцев Грузии. Эти молодые парни, которые уехали воевать в Сирию, разве они ушли будучи врагами Грузии? Нет, но они не видели себя частью страны, которая бы гордо говорила, «Панкиси - это Грузия, жители Панкиси - это наши граждане», и так далее. Молодые люди, уехавшие в Сирию, сделали этот шаг в поисках (как они говорят в социальных сетях) справедливого мира. Может этот поиск связан с тем, что в Грузии с осторожностью, с опаской смотрят на Панкиси? Может быть потому, что они не видят, что в Грузии их считают полноценной частью грузинского общества? Почему до сих пор нет нормальной дороги до столь удивительно красивого региона Грузии? Почему среди многочисленных туристических маршрутов, предлагаемых иностранцам, стыдливо, кое-как пишется о Панкиси? Для каждого чеченца важно, как живут чеченцы Панкиси в Грузии, и когда они гордо говорят, что это их Родина, мы не просто уважаем их выбор, но и видим в этом возможность, стать самим ближе к Грузии. Когда едешь из Ахмета, переезжая речку, ты понимаешь, что за спиной оставил Грузию... Почему? Долго ли в Тбилиси будут смотреть на Панкиси, как на остаточную часть страны? Чеченцы - это не национальное меньшинство в Грузии, а часть Грузии, именно через эту призму стоит смотреть на наши взаимоотношения.

- Что могла бы предложить Грузия Северному Кавказу и насколько важна, на Ваш взгляд, кавказская политика для самой Грузии?

- В 2010-2012 годах Грузия попыталась начать процесс восстановления своего исторического статуса центра Кавказской региона, который у нее был на протяжении долгого исторического периода. Однако власти страны пошли по пути политизации этого вопроса, все делалось в упрек России, что сделало проект бесперспективным, в лучшем случае - трудно реализуемым.

«Грузия очень быстро взяла на вооружение все то, против чего сама протестовала в отношении России»

Для начала стоило бы самой Грузии отказаться от тех штампов, которые она по праву полагала, что использует только Россия. Грузия очень быстро взяла на вооружение все то, против чего сама протестовала в отношении России. Надо понимать и помогать жителям Северокавказских республик, не все готовы быть «Дон Кихотами» и штурмовать мельницы. Надо открыть центры, приглашать соседей и давать понять, что Тбилиси - родной город для всех кавказцев. Но на деле, открытость границ для северокавказцев очень быстро обернулось испытаниями на границах именно по этническому принципу, именно из-за оскорбительных претензий со стороны грузинских пограничников автор данных строк также отказывается посещать Грузию уже на протяжении 4 лет и не планирую посещать в ближайшие годы, так как мне достаточно того, что я слышу от России, чтобы тоже самое не слышать еще из уст грузинских пограничников…

«Грузии не надо помогать северокавказским соседям, надо хотя бы перестать видеть в них врагов»

Каким бы тесным не был союз с НАТО и Западом, Грузии необходим союз с кавказскими странами, в том числе и с Северным Кавказом. В 1918-1921 году у Грузии был уже союз с Англией и Францией против большевиков и тогда Тбилиси не смог определить свою политику в отношении своих соседей. Неудивительно, что с падением Северному Кавказа, и после Азербайджана настала очередь Грузии пасть под натиском вероломных большевиков. Не стоит заново испытывать судьбу. Грузия будет сильной и процветающей, если ее соседи будут свободными. А для этого Грузии не надо помогать им, надо хотя бы перестать видеть в них врагов.


Информационное агентство «Акцент»